Алёша Попович и «зелёный змий» против ниндзя

С амвона от имени древних мессий
Склонял поклоняться добру
Священнослужитель отец Алексий,
Алёша Попович в миру.

Но коварен Сатана:
Хоть своя, а тянет ноша, —
Видел истину Алёша
В чаше хлебного вина.

А испив, напропалую
Изо всех духовных сил
То горланил «Аллилуйю»,
То под Бэтмена косил.

Рвал зубами чёрный ворот,
Матеря ростовский смог.
Трепетал любимый город,
И спокойно спать не мог.

Маньяк не посмеет таиться во мгле,
Не выйдет на промысел тать:
Алёшу Поповича навеселе
Сам чёрт бы не смог обуздать.

Со щитом иль на щите!
На большак по бездорожью
Выходил во славу Божью
Русский воин во Христе.

Но открылось супермену,
Чтобы ехал богатырь
По культурному обмену
В шаолиньский монастырь.

Там он жизнь начнёт сначала,
А на родине толпа
Как Спасителя встречала
Узкоглазого попа.

Меж тем в Шаолине Алёша бутыль
Припрятал под рясой в шкафу,
И, ахнув ушанку в китайскую пыль,
Пошёл обучаться кунг-фу.

Он почувствовал кураж,
И без видимых усилий
Вскоре пять звериных стилей
Зазубрил, как «Отче наш».

Вдруг в момент богоявленья
Шаолиньским мастерам
Вторгся с целью ограбленья
Злобный ниндзя в мирный храм.

И, презрев земные страхи,
Не гадая, кто кого,
Просветлённые монахи
Навалились на него.

Пора святотатцу на вечный покой,
Но ниндзя был мал да удал.
Он выкрутил сальто, ударил ногой, —
Алёша Попович упал.

Не к лицу богатырю!
Встал Алёша на карачки,
Дотащился до заначки,
Присосался к пузырю.

Стеклотара опустела.
Где ты, подлый самурай?
Отойдёт душа от тела,
Да грехи не пустят в рай.

Учит чудом воскрешенья
Божья воля: «Не убий»,
Но Алёшу на свершенья
Вдохновил «зелёный змий».

Монахи попятились в кельи свои,
У ниндзя распухла нога.
Внезапно, исполненный стиля змеи,
Алёша напал на врага.

Бой был жарким, и в пылу
Грозный ниндзя — слава Богу! —
Повредил вторую ногу
Об Алёшину скулу.

Горько выбранив непруху,
Поумерив прежний пыл,
Ниндзя схавал оплеуху
И к Японии поплыл.

А за подвиг Алексия —
Снова Господу хвала! —
Православная Россия
Шаолинем приросла.